6 самых страшных эпидемий в истории

Красота Здоровье

Какая эпидемия была самой смертоносной в истории? На этот вопрос вряд ли можно дать однозначный ответ. Пандемия чумы преследовала человечество две тысячи лет, число ее жертв приближается к двумстам миллионам, а испанка всего за 18 месяцев существования уничтожила около ста миллионов жизней. Но на этом список страшных эпидемий не заканчивается.

Изучая историю, мы почти не уделяем внимания пандемиям, а ведь некоторые из них унесли больше жизней и повлияли на историю сильнее, чем самые долгие и разрушительные войны. По некоторым данным, за полтора года испанского гриппа погибло не меньше людей, чем за всю Вторую мировую войну, а многочисленные вспышки чумы подготовили сознание людей к свержению абсолютизма и переходу от Средневековья к Новому времени. Уроки пандемий обошлись человечеству слишком дорого, и, увы, даже сейчас, в эпоху развитой медицины, мы продолжаем расплачиваться по этим счетам.

Третья пандемия холеры

Детская писательница Елизавета Николаевна Водовозова родилась в 1844 году — за 2 года до того, как третья пандемия холеры (самая смертоносная из всех) появилась в России. Эпидемия закончилась только в начале 1860-х годов, унеся за это время более миллиона жизней в России и полутора миллионов — в Европе и Америке. Елизавета Николаевна вспоминает, что всего за месяц холера забрала 7 членов ее семьи. Позже она объясняла такую высокую смертность тем, что домочадцы не соблюдали простейших правил профилактики: много времени проводили с больными, подолгу не хоронили усопших, не следили за детьми.

Но не стоит обвинять семью писательницы в легкомыслии: несмотря на то, что пришедшая из Индии холера уже была знакома европейцам, они ничего не знали о возбудителях заболевания и путях проникновения. Это сейчас известно, что холерная палочка, живущая в грязной воде, провоцирует обезвоживание, из-за чего больной умирает через несколько дней после проявления первых симптомов. В середине XIX века никто и не подозревал о том, что источником заболевания являются сточные воды, а лечить людей нужно от обезвоживания, а не от лихорадки — в лучшем случае заболевших прогревали одеялами и грелками или натирали всевозможными специями, а в худшем — пускали кровь, поили опиатами и даже ртутью. Причиной же заболевания считали зловоние в воздухе (что, впрочем, приносило некоторую пользу — жители убирали мусор с улиц и устанавливали канализации, чтобы избавиться от губительного запаха).

На воду первым обратил внимание английский врач Джон Сноу. В 1854 году от холеры погибли более 600 жителей лондонского района Сохо. Сноу обратил внимание на то, что все заболевшие пили воду из одной и той же колонки. Сохо жил в самых страшных условиях антисанитарии: район не был подключен к городской системе водоснабжения, поэтому питьевая вода здесь смешивалась с зараженными нечистотами. Более того, содержимое переполненных выгребных ям попадало в Темзу, из-за чего холерная палочка разносилась и по другим районам Лондона.

Для современного человека очевидно, что самые страшные эпидемии в истории человечества провоцировались именно такими случаями вопиющей антисанитарии, а вот жители XIX века не торопились верить прозорливому Сноу — слишком уж популярной была версия о том, что во всем виноват зараженный воздух. Но в конце концов врач уговорил жителей Сохо сломать ручку злополучной колонки, и эпидемию удалось остановить. Медленно, но верно идеи Джона Сноу взяли на вооружение правительства разных стран, и в городах наконец наладили системы водоснабжения. Однако перед этим в истории Европы случилось еще 4 эпидемии холеры.

Третья пандемия холеры

Сыпной тиф

Валентин Катаев в рассказе «Сэр Генри и черт» описал одну страшную болезнь, которой в начале XX века болели многие русские солдаты. Пациент метался в жару, его мучили галлюцинации, будто в его ухе завелись крысы, которые беспрерывно пищали и скреблись. Свет обычной лампочки казался больному почти невыносимо ярким, по комнате разливался какой-то удушающий запах, а крыс в ушах становилось все больше и больше. Такие страшные мучения не казались чем-то необычным простым русским людям — тифозные появлялись в каждом селении и каждом полку. Врачи надеялись только на удачу, потому что лечить тиф до середины XX века было нечем.

Сыпной тиф стал настоящим бичом для русских солдат в годы Первой мировой и Гражданской войн. По официальным данным, в 1917—1921 гг. погибли 3—5 миллионов бойцов, но некоторые исследователи, анализировавшие и потери в гражданском населении, оценивают масштабы бедствия в 15—25 миллионов жизней. Сыпной тиф передается к человеку через платяную вошь — именно этот факт стал фатальным для русских крестьян. Дело в том, что ко вшам тогда относились вполне снисходительно, как к чему-то нормальному и не подлежащему уничтожению. Они были у жителей мирных деревень и, конечно, разводились в больших количествах в условиях военной антисанитарии, когда солдаты массово жили в местах, не пригодных для жилья. Неизвестно, какие потери понесла бы Красная армия в годы Второй мировой войны, если бы в 1942 году профессор Алексей Васильевич Пшеничнов не изготовил вакцину против тифа.

Сыпной тиф

Коколицтли

Когда испанский конкистадор Эрнан Кортес в 1519 году высадился на берега современной Мексики, там проживали порядка 22 миллионов человек. Через 80 лет местное население едва насчитывало миллион. Массовая гибель жителей связана не с особыми зверствами испанцев, а с бактерией, которую они по незнанию привезли с собой. Но лишь спустя 4 столетия ученые выяснили, какое заболевание выкосило почти всех коренных мексиканцев. В XVI веке его назвали коколицтли.

Описать симптомы загадочного заболевания довольно сложно, поскольку оно принимало самые разнообразные формы. Кто-то умирал от сильнейшей кишечной инфекции, кто-то особенно страдал синдромами лихорадки, а другие захлебывались в крови, накопившейся в легких (хотя легкие и селезенка выходили из строя практически у всех). Болезнь длилась 3—4 дня, смертность достигала 90 %, но только среди местного населения. Испанцы если и подхватывали коколицтли, то в очень легкой, несмертельной форме. Поэтому ученые и пришли к выводу, что опасную бактерию привезли с собой европейцы, которые, вероятно, давно выработали к ней иммунитет.

Сначала считалось, что коколицтли — это брюшной тиф, хотя некоторые симптомы противоречили такому выводу. Потом ученые подозревали геморрагическую лихорадку, корь и оспу, но без ДНК-анализа все эти теории оставались весьма спорными. Исследования, проведенные уже в нашем веке, установили, что мексиканцы периода колонизации были носителями бактерии Salmonella enterica, вызывающей кишечную инфекцию паратиф С. В ДНК людей, живших на территории Мексики до прибытия испанцев, бактерии нет, а вот европейцы болели паратифом еще в XI веке. За прошедшие столетия их организмы успели привыкнуть к патогенной бактерии, а вот неподготовленных мексиканцев она почти полностью уничтожила.

Коколицтли

Испанский грипп

По официальным данным, Первая мировая война унесла около 20 миллионов жизней, но сюда следует прибавить еще 50—100 миллионов человек, погибших из-за пандемии испанского гриппа. Смертельный вирус, зародившийся (по некоторым данным) в Китае, вполне мог там же и умереть, но война разнесла его по всему миру. В итоге за 18 месяцев испанкой переболела треть населения Земли, около 5 % людей на планете погибли, захлебнувшись в собственной крови. Многие из них были молоды и здоровы, обладали отличным иммунитетом — и буквально сгорели за три дня. История не знала более опасных эпидемий.

«Легочная чума» появилась в провинциях Китая еще в 1911 году, но тогда у болезни не было возможности пробраться дальше, и она постепенно сошла на нет. Новая волна пришлась на 1917 год — мировая война сделала ее глобальной эпидемией. Китай отправлял добровольцев на Запад, который остро нуждался в рабочих руках. Китайское правительство слишком поздно приняло решение о карантине, поэтому вместе с рабочими руками приехали и больные легкие. А дальше — известный сценарий: утром в американской военной части симптомы проявились у одного человека, к вечеру больных уже было около сотни, а через неделю в США вряд ли нашелся бы штат, не тронутый вирусом. Вместе с английскими войсками, стоявшими в Америке, смертоносный грипп приехал в Европу, где добрался сначала до Франции, а потом и до Испании. Если Испания была только 4-й в цепочке заболевания, то почему грипп назвали «испанским»? Дело в том, что до мая 1918 года никто не информировал общественность о грозной эпидемии: все «зараженные» страны участвовали в войне, потому боялись объявлять населению о новой напасти. А Испания держала нейтралитет. Здесь заболело около 8 миллионов человек, включая короля, то есть 40 % населения. В интересах нации (и всего человечества) было знать правду.

Испанка убивала почти молниеносно: на первый день больной не чувствовал ничего, кроме утомления и головной боли, а на следующий уже беспрерывно кашлял кровью. Умирали пациенты, как правило, на третий день в жутких мучениях. До появления первых противовирусных препаратов люди были абсолютно беспомощны: они всячески ограничивали контакты с окружающими, старались никуда лишний раз не выезжать, носили повязки, ели овощи и даже делали кукол вуду — ничего не помогало. А вот в Китае к весне 1918 года болезнь пошла на спад — у жителей снова выработался иммунитет против испанки. Вероятно, то же самое произошло и в Европе в 1919 году. Мир избавился от эпидемии гриппа — но только на 40 лет.

испанский грипп

Чума

«Утром шестнадцатого апреля доктор Бернар Риэ, выйдя из квартиры, споткнулся на лестничной площадке о дохлую крысу» — так в романе «Чума» Альбера Камю описывается начало большой катастрофы. Великий французский писатель не зря выбрал именно это смертельное заболевание: с V в. до н. э. и до XIX в. н. э. насчитывается более 80 чумных эпидемий. Это значит, что болезнь была с человечеством более или менее всегда, то затихая, то нападая с новой силой. Самыми свирепыми в истории считаются три пандемии: Юстинианова чума в V веке, знаменитая «черная смерть» в XIV веке и третья пандемия на рубеже XIX—XX веков.

Император Юстиниан Великий мог остаться в памяти потомков как правитель, возродивший Римскую империю, пересмотревший римское право и совершивший переход от древности к средневековью, но судьба распорядилась иначе. В десятый год правления императора солнце в прямом смысле слова потускнело. Пепел от извержения трех крупных вулканов в тропиках загрязнил атмосферу, преградив путь солнечным лучам. Всего несколько лет спустя, в 40-х гг. VI в., в Византию пришла эпидемия, равной которой мир никогда не видел. За 200 лет чумы (которая временами накрывала весь цивилизованный мир, а все остальные годы существовала как локальная эпидемия) в мире погибли более 100 миллионов человек. Жители умирали от удушья и от язв, от лихорадки и от сумасшествия, от кишечных расстройств и даже от невидимых инфекций, которые убивали наповал с виду абсолютно здоровых граждан. Историки отмечали, что у больных не вырабатывался иммунитет к чуме: переживший чуму раз или даже два мог умереть, заразившись снова. А через 200 лет болезнь вдруг исчезла. Ученые до сих пор гадают, что же произошло: отступивший наконец ледниковый период забрал с собой чуму или же люди все-таки выработали иммунитет?

В XIV веке в Европу снова вернулось похолодание — а вместе с ним и чума. Повальному характеру эпидемии способствовала полная антисанитария в городах, на улицах которых ручьями текли нечистоты. Внесли свою лепту войны и голод. Средневековая медицина, разумеется, не могла бороться с болезнью — врачи давали пациентам травяные настои, прижигали бубоны, втирали мази, но все напрасно. Лучшим лечением оказался хороший уход — в очень редких случаях больные выздоравливали, просто потому что их правильно кормили и содержали в тепле и уюте.

Единственным способом профилактики было ограничение контактов между людьми, но, конечно, охваченные паникой жители, впадали во всевозможные крайности. Кто-то начинал активно замаливать грехи, поститься и самобичеваться. Другие, напротив, перед неминуемой смертью решали как следует развлечься. Жители жадно хватались за любую возможность спастись: покупали у мошенников кулоны, мази и языческие заклинания, а потом сразу же сжигали ведьм и устраивали еврейские погромы в угоду Господу, но к концу 50-х гг. болезнь постепенно исчезла сама, унеся с собой около четверти населения земного шара.

Третья, последняя, пандемия оказалась далеко не столь разрушительной, как первые две, но все равно убила почти 20 миллионов человек. Чума объявилась в середине XIX века в китайских провинциях — и не покидала их пределов почти до конца века. 6 миллионов европейцев погубили торговые связи с Индией и Китаем: сначала болезнь медленно подобралась к местным портам, а потом на кораблях доплыла и до торговых центров Старого Света. Удивительно, но там чума и останавливалась, на этот раз не пробираясь в глубь континента, и к 30-м годам XX века почти сошла на нет. Именно во времена третьей пандемии врачи определили, что переносчиками заболевания являются крысы. В 1947 году советские ученые впервые использовали в лечении чумы стрептомицин. Болезнь, уничтожавшая население Земли 2 тысячи лет, была побеждена.

эпидемия чумы

СПИД

Молодой, стройный, очень привлекательный блондин Гаэтан Дюга работал бортпроводником канадских аэролиний. Вряд ли он собирался когда-то попадать в историю — и все-таки попал, хотя и по ошибке. Гаэтан с 19 лет вел очень активную половую жизнь — по его словам, он переспал с 2500 тысячами мужчин по всей Северной Америке — это и стало причиной его, к сожалению, печальной славы. В 1987 году, через 3 года после смерти, журналисты назвали молодого канадца «нулевым пациентом» СПИДа — то есть человеком, с которого началась мировая эпидемия. Результаты исследования основывались на схеме, в которой Дюга был отмечен знаком «0», и от него расходились лучи заражения по всем штатам Америки. На самом деле знак «0» в схеме обозначал не цифру, а букву: O – out of California. В начале 80-х годов кроме Дюга ученые исследовали еще нескольких мужчин с симптомами странной болезни — все они, кроме мнимого «нулевого пациента», были калифорнийцами. Реальный номер Гаэтана Дюга — только 57. А ВИЧ в Америке появился еще в 60—70-х гг.

ВИЧ передался человеку от обезьян примерно в 20-х гг. XX века — вероятно, во время разделки туши убитого животного, а в крови человека он впервые обнаружился в конце 50-х. Всего через два десятка лет вирус стал причиной эпидемии СПИДа — болезни, уничтожающей иммунитет человека. За 35 лет активности СПИД убил около 35 миллионов человек — и пока количество заразившихся не падает. При своевременном лечении пациент может продолжать нормальную жизнь с ВИЧ несколько десятков лет, но полностью избавиться от вируса пока нельзя. Первые симптомы болезни — непрекращающаяся лихорадка, длительные кишечные расстройства, постоянный кашель (в запущенной стадии — с кровью). Болезнь, в 80-х годах считавшаяся бичом гомосексуалистов и наркоманов, сейчас не имеет никакой ориентации — подхватить ВИЧ и через несколько лет заболеть СПИДом может любой. Именно поэтому так важно соблюдать простейшие правила профилактики: избегать незащищенных половых контактов, проверять стерильность шприцов, хирургических и косметических инструментов и регулярно сдавать анализы. Лекарства от СПИДа не существует. Проявив неосторожность один раз, можно всю оставшуюся жизнь страдать от проявлений вируса и сидеть на антиретровирусной терапии, которая имеет свои побочные эффекты и точно не является дешевым удовольствием. Подробнее о заболевании можно почитать здесь.

Коколицтли

Подпишитесь и читайте нас в "Яндекс.Дзен"

Написать комментарий

Оставить комментарий

Подпишитесь на обновления в соц.сетях

Каждую неделю мы рассказываем о главных кинопремьерах, выставках, спектаклях и концертах. Коротко и по делу.