Как менялся образ роковой женщины в западных фильмах?

Кино, музыка и искусство

Женщина-вамп, умело соблазняющая и губящая мужчин, - всегда ли этот образ был одинаковым в кинематографе? Как он менялся от немого кино до современных блокбастеров?

Человеческая история всегда была полна примерами роковых, губительных женщин, — начиная со сладкоголосых сирен древнегреческой мифологии, которые норовили увлечь моряков в гибельную пучину морскую. Впрочем, у них и богини через одну — особы довольно тяжелого характера, мужчин уничтожали в массовых количествах. Затем средневековые легенды с демоническими суккубами — те сначала подбивали лиц мужского пола к безудержному разврату, чтобы потом выпить все жизненные силы. В Библии это Саломея, которая интригами и женской лестью убедила подать ей голову Иоанна Крестителя на блюде. Да и в реальной жизни таких дам тоже было достаточно — и их портреты полны штрихов почти мистических. От царицы Клеопатры до Маты Хари — французский совет “поискать женщину” родился совершенно не случайно.

Кино и литература, разумеется, никак не могли оставаться в стороне, живописуя именно то, что происходило в жизни, — разве что иногда сгущая краски и слегка приукрашивая ради красоты сюжета. Кинематограф сперва выделил роковым женщинам нишу детективных триллеров, но довольно скоро им стало в этих рамках тесно и скучно, так что сегодня образ соблазнительной и опасной дамы по-прежнему актуален и интересен зрителям. Проследим эволюцию роковой женщины в фильмах — от эпохи немого кино до новейших блокбастеров: как менялся типаж и почему.

Женщина-вамп

Самый яркий пример хищного образа начала ХХ века — у Теде Баре в ленте “Жил-был дурак”, снятой в 1915 году по мотивам произведения Киплинга “Вампир”. Актриса тут же стала первым в истории киношным секс-символом: “пожирательницей мужчин” сразу захотели быть многие из ее поклонниц. Впрочем, еще и эпоха декаданса сама по себе накрывала гендерные отношения толстым слоем мистицизма и драматизма.

Следом появился фильм “Мордашка” — и для 1933 года он оказался очень откровенным. Уже через год вступил в силу производственный Кодекс Хейса, благодаря которому на долгие годы с экранов на зрителя смотрели сплошь целомудренные лица. Но героиня — женщина-вамп, сыгранная Барбарой Стэнвик, — все же успела показать всю степень безнравственного и весьма соблазнительного поведения. И сделала это довольно красиво, покорив своими чарами по дороге даже будущую икону вестернов — молодого Джона Уэйна.

Пресными фильмы оставались не так уж долго — всего десятилетие, после чего образ femme fatale стал для кино прямо-таки стереотипным.

кадры из фильма мордашка

Образ роковой женщины в нуарах

40-е годы запомнились любителям кино волной нуаров: эти остросюжетные криминальные драмы с особым набором стилевых приемов сразу обрели своих поклонников по всему миру. Роковая женщина являлась одной из ключевых фигур во всех подобных фильмах. Чаще всего сюжет брался из литературы и быстренько перелицовывался, а в книгах о крутых детективах надолго поселилась вероломная особа, служащая источником множества бед крутого парня — главного героя.

Историки с психологами утверждают, что возникновение подобного образа роковой женщины в середине прошлого века не случайно — именно тогда пошла мода отрицать сами идеи патриархального общества. Отдельные дамы поднимали бунт против идей материнства и открыто заявляли о своем нежелании сидеть дома и вытирать носы детям с поварешкой в руке. Их порицали и им подражали. Управлять мужчинами социально, политически и экономически они никак не могли, так что оставалось только пытаться манипулировать ими через эмоции, действуя коварно и изощренно.

Нынешние феминистки, в свою очередь, охотно признавая всю порочность женщин нуара, видят в них определенную прогрессивность. Да, они были холодны, охочи до чужих — мужских — денег, расчетливы и безнравственны. Но вместе с тем — загадочны, умны, сексуальны, независимы. Они точно знали, чего хотят от жизни, мира и конкретного мужчины, — и активно добивались своей цели. Этот образ пугал и притягивал одновременно — а в кинематографе и вовсе стал настоящим открытием, ведь чаще всего актрисам оставалось лишь “оттенять” главного героя.

Роковые женщины в нуарах делали мужчину своим оружием, но в конце всегда получали возмездие за свои злодейские похождения. Все та же Барбара Стэнвик в “Двойной страховке” 1944 года или Мэри Астор в “Мальтийском соколе”, снятом в 1941-м, — наглядное подтверждение того, что зло всегда оказывается в проигрыше. Но насколько при этом они соблазнительно выглядят, но как двигаются!

Дальше образ роковой красавицы успешно эксплуатировался в любом мало-мальски заметном кино-детективе — или в фильме вообще, если возникал хотя бы малейший намек на интригу в сюжете. Это практиковалось десятилетиями и всем от этого, казалось, было хорошо, но тут наступила пора полного эмансипе — так что зрителям явно стало маловато злодейства в чистом виде. Пусть и очень соблазнительно оформленного. Сама концепция образа стало постепенно меняться, не говоря уже об активной миграции в другие жанры кино.

двойная страховка кадры

Проникновение в другие жанры

В последние годы с экрана на нас смотрит — и активно действует — образ переосмысленный, и вариаций появляется все больше. Массовая культура породила любовь к сверхъестественному и вот, например, мы видим Меган Фокс в “Теле Дженнифер” образца 2009 года. Там демонесса-суккуб становится совершенно реальной и буквальной, не метафорически, а физиологически закусывая похотливыми подростками.

Главной площадкой femme fatale теперь становятся боевики и экранизации комиксов про супергероев, и роскошная женщина вполне может быть положительной героиней — например, Скарлет Йохансон в роли Черной Вдовы в ленте “Мстители”. Элементы рокового образа может нести и вполне самодостаточный женский персонаж с полным набором душевных качеств всего спектра — взять тех же героинь Анджелины Джоли, от ее Лары Крофт до миссис Смит, которая одинаково хорошо томно взирает из-под ресниц и стреляет с двух рук одновременно. И то, и другое в ее случае работает убийственно — часто в буквальном смысле.

Сейчас это едва ли не пример для подражания — настолько глубокий и сильный, что мужчина рядом, кажется, становится и вовсе не нужен. Может быть, в этом и заключается правда? Женщина, ставшая самостоятельной единицей, может быть вообще кем угодно — шпионкой, достопочтенной матерью семейства и верной супругой — и быть при этом вполне себе роковой. Что в жизни — то и на экране, и от этого вряд ли можно куда-то деться.

образ роковой красавицы в кино

Подпишитесь и читайте нас в "Яндекс.Дзен"

Написать комментарий

Оставить комментарий

Подпишитесь на обновления в соц.сетях

Каждую неделю мы рассказываем о главных кинопремьерах, выставках, спектаклях и концертах. Коротко и по делу.