Как на Западе лечат «эпидемию насилия»?

Психология

Раньше словосочетание «эпидемия насилия» можно было встретить разве что, в публицистике. Но теперь многие западные специалисты уверены — эту фигуру речи следует понимать буквально. График роста преступности во многих городах ведет себя точно так же, как график распространения инфекций, а это значит, что с насилием нужно бороться теми же методами, что и со СПИДом или туберкулезом. Экспериментальные методы уже опробовали в Шотландии и США. Чего они добились?

В 2005 году ООН опубликовала список наиболее опасных стран развитого мира. Первое место в нем заняла Шотландия — Глазго получил неофициальный статус европейской «столицы убийств». Только с лицевыми травмами в местные больницы обращались около тысячи человек в год, причем сами жители давно привыкли к такому уровню насилия. По их мнению (которое разделяют и многие другие жители планеты), жестокость неисправима. Преступников нельзя вылечить — их можно только наказать и изолировать. Но полиция Глазго вскоре после доклада ООН пришла к выводу, что тюрьмы никак не снижают уровень преступности, и обратилась за советом к иностранным коллегам, относящимся к насилию как к заразной эпидемии, которую можно и нужно лечить.

Глазго

Доктор Кристен Гудол из больницы города Глазго вспоминает, как однажды к ней пришел парень с ножевым ранением, рассекавшим все лицо. Она мягко готовила его к мысли о том, что огромный шрам останется на всю жизнь, но пациента это мало заботило. Вскоре пришли его друзья — у каждого из них на лице был похожий шрам. Тогда она поняла, насколько плохо идут дела в городе. К счастью, через некоторое время то же самое поняли и полицейские. Основные причины, толкающие людей на преступления, лежат вне компетенции стражей порядка — это нищета, неравенство, культ маскулинности, алкоголизм. Но в самой большой группе риска оказались люди, которые сами пережили насилие. Создавалось впечатление, что склонность к преступлению передается как вирус, от человека к человеку. Чтобы проверить эту теорию, полицейские Глазго обратились к двум американским методикам работы со сложными городами, разработанным еще в 90-х годах.

как на западе лечат эпидемию насилия

Чикаго

Доктор Гэри Слуткин 10 лет провел в Африке: лечил туберкулез и холеру в Сомали, подавлял эпидемию СПИДа в Уганде и других странах. Он вместе с коллегами находил очаги инфекций и сдерживал их распространение, изменяя поведение людей. Врачи выбирали себе в помощники местных жителей и через них внушали остальным новые нормы поведения — пить только чистую воду, мыть руки перед едой, соблюдать простейшие правила гигиены, не заниматься незащищенным сексом. Вернувшись в родной Чикаго, Слуткин обнаружил, что и здесь отдохнуть от эпидемий не удастся: количество убийств в городе росло с пугающей скоростью. На полицейских графиках врач нашел точно такую же кривую, которую сам чертил в Африке. Сомнений не было — перед ним эпидемия. И бороться с ней надо теми же методами, что и с инфекционными заболеваниями.

Убедить жителей Чикаго в том, что убийства — это болезнь, а не порок, было сложно. До сих пор люди считали, что единственная дорога для преступников — это тюрьма, а высокий уровень убийств связан с тем, что в городе есть афроамериканские и мексиканские гетто, где и творится беспредел. Но Слуткин понимал, что дело не в расе, а в модели поведения. Изменив ее в проблемных районах, можно прекратить эпидемию убийств.

За первый год работы команда Слуткина сократила количество преступлений в одном из наиболее опасных районов Чикаго на 67 %. Позже методика распространилась на 13 кварталов — в каждом из них преступность упала как минимум на 40 %. Принцип работы доктора Слуткина позаимствовали и в других городах мира, и многие независимые исследователи отмечали ее эффективность. Особенно впечатляющие результаты показал гондурасский город Сан-Педро-Сула. Еще в 2014 году он считался самым опасным местом на Земле — в пяти выбранных экспертами районах происходило 98 перестрелок за полгода. В 2015 году этот показатель упал до 12 перестрелок.

сан педро сула тюрьма и заключенные

Метод Гэри Слуткина

Метод Гэри Слуткина заключается в следующем: центр по борьбе с насилием в определенном городе находит места с наивысшим уровнем насилия и подбирает там коммуникабельных, вызывающих доверие работников. На своем участке они заводят знакомства с местными жителями и держателями магазинов, чтобы с их помощью выявить людей, находящихся в зоне риска, и оказать им психологическую помощь. В одном центре работает десяток таких «опекунов» и несколько «специалистов по связям с общественностью», которые наблюдают людей из зоны риска долгое время, помогают им изменить отношение к насилию, найти работу (или получить образование) и начать новую жизнь. Этот метод более эффективный и дешевый, чем массовое содержание преступников в тюрьмах, но и он требует денег: как правило, на каждый район (который может быть очень маленьким) требуется свой «опекун». Редко случается так, что один человек одинаково уважаем в разных частях города, но у Чикаго есть свой «универсальный опекун». Деметриус Коул.

Деметриус Коул — вежливый человек с мягким, приятным голосом. 12 лет он просидел в тюрьме. В 15 он видел, как его лучший друг погиб в перестрелке, но сам не стал убийцей и надеялся прожить спокойную жизнь. Но через 4 года грабители чуть не убили еще одного близкого приятеля парня. Тогда он ответил. В итоге друг Коула оказался на  всю жизнь парализованным, а сам Деметриус попал за решетку. Теперь он помогает другим не совершить такую же ошибку: объясняет им все последствия агрессивного поведения, применяет психологические методы сдерживания, иногда следит, что бы в трудные минуты его подопечные не натворили дел. В обществах, занимающихся эпидемией насилия, на подобные должности берут либо людей с тюремным опытом, либо местных жителей — участники программы должны доверять своим наставникам.

Несмотря на отличные показатели, программа Слуткина постоянно нуждается в деньгах: консервативное правительство не торопится выделять средства на столь экспериментальные методы. И результаты такой политики налицо: в 2017 году, когда финансирование чикагской программы было прекращено, уровень убийств подпрыгнул до 20-летнего максимума.

Доктор Гэри Слуткин

Бостон

Бостон придумал свой метод борьбы с растущим уровнем насилия. В 90-х годах криминолог Дэвид Кеннеди собрал вместе членов всех местных банд и предложил им сделать выбор: либо они отказываются от насилия и получают место в университете или работу, либо они сталкиваются с гораздо более жестким преследованием со стороны полиции и, соответственно, более тяжелыми наказаниями. Многие преступники намек поняли и от своей деятельности отказались.

бостон виды

Метод полиции Глазго

От Чикаго Глазго взял систему «опекунов», а от Бостона — приемы работы с бывшими заключенными, но, конечно, у шотландского метода есть свои отличительные особенности. «Опекуны» в Глазго не занимаются «шпионажем» и не закрепляются к определенным районам: они работают в специальных центрах, куда приходят люди после насильственных инцидентов. Все чаще и чаще в таких учреждениях появляются те, кто чувствует в себе тягу к преступлению, но не хочет его допустить. Эти «раскаивающиеся грешники» — большая удача для полиции Глазго, ведь эффективный разговор с ними равен одному несовершенному преступлению.

Опыт бостонских коллег подтолкнул шотландских полицейских к работе с бывшими преступниками. Они не бросают людей, вышедших из тюрем, на произвол судьбы, а помогают им устроиться в жизни: найти работу (как правило, в общепите), получить психологическую помощь, образование, советы по бытовым вопросам. Взамен участники программы обещают, что навсегда откажутся от наркотиков и алкоголя и будут рады полностью изменить свою жизнь. 27-летний Аллен не помнит, сколько времени он провел в заключении: в его голове смешались годы наркотиков, алкоголя, насилия и тюрем. Он говорит, что попадал за решетку 27 раз, но, теперь, оказавшись под защитой программы, не собирается возвращаться на прежний путь. Уже три месяца он живет обычной жизнью, хотя совсем недавно не верил, что такое возможно. Аллен думал, что многочисленные судимости поставили на нем крест, но Глазго дал ему еще один шанс начать все сначала. Сейчас он смотрит на людей в машинах и мечтает тоже однажды сесть за руль и приехать в собственный уютный дом. Раньше такие мысли не приходили к нему в голову — он мечтал только о наркотиках. Полицейские, давно знакомые с Алленом, не могут его узнать. Они сажали его десятки раз, но ни капли не изменили ни поведение парня, ни его мироощущение. Программе удалось это за несколько месяцев. Теперь бывшего преступника невозможно оторвать от работы. Оказалось, что под маской законченного наркомана скрывался действительно отличный парень.

И таких отличных парней в программе полицейских Глазго немало. Новичкам трудно привыкнуть к самым простым вещам: приходить вовремя, выполнять поручения, носить униформу, но «опекуны» терпеливо помогают им во всех начинаниях. 80 % бывших заключенных начали новую жизнь благодаря центру. Количество убийств в Глазго сократилось на 60 %, и государство всеми силами старается сохранить эту тенденцию.

схваченный преступник в наручниках

Подпишитесь и читайте нас в "Яндекс.Дзен"

Написать комментарий

Оставить комментарий

Подпишитесь на обновления в соц.сетях

Каждую неделю мы рассказываем о главных кинопремьерах, выставках, спектаклях и концертах. Коротко и по делу.